class="single single-post postid-6541">
 

Диалог. Как избежать наказаний

Статья Е. Васильченко oт 05.09.2013 рубрики Воспитание детей, Статьи о воспитании

Акцент на использовании наказания и поощрения в процессе воспитания — это акцент на манипулировании ребенком, его побуждениями и поведением.

Манипулирование ребенком («Что тут думать! Если не слушается, то надо просто пригрозить или наобещать!») порождает значительные трудности в деле воспитания.

Эгоцентризм взрослого, его привычка подменять понимание манипулированием, окончательно разрушают предпосылки диалога с ребенком.

Акцент на использовании внутренних мотивов в процессе воспитания — это акцент на понимании взрослым ребенка, его побуждений. Вместо того чтобы делать внутренние побуждения ребенка своими врагами в деле воспитания, взрослый может и должен сделать их своими союзниками.

«Реально ли это? — могут спросить убежденные сторонники тактики поощрений — наказаний. — Не означает ли «понимание» капитуляцию взрослого перед капризами и своеволием ребенка?» Нет, не означает.

Приведем пример. Поздний вечер, маленькая девочка играет «в детский сад» и никак не хочет слушаться родителей, стремящихся прекратить затянувшуюся игру и уложить девочку спать. Взаимопонимание между взрослыми и ребенком нарушено. Что же делать? Можно, конечно, не вникая в мотивы детского поведения, пригрозить тем, что если девочка не будет слушаться, то все ее игрушки будут сейчас же отобраны и заперты в шкаф на всю неделю. Так всего одной фразой можно заставить ребенка «понять» и выполнить требование взрослого.

Да и как тут поступить иначе, как использовать естественное желание ребенка играть для того, чтобы прекратить игру? Не абсурдна ли здесь сама постановка вопроса? Абсурдна, если взрослый остается внешним и сторонним наблюдателем игры. «Что же вы предлагаете? Включиться в игру, которая и без того затянулась?» Да, поскольку только соучастник игры может понять и играющего ребенка, и саму игру, только соучастник игры может управлять ее развитием.

В позиции соучастника взрослый может поставить перед ребенком такую игровую цель, которая будет одновременно предполагать и выполнение требования взрослого. День «в детском саду» может подойти к концу, за «детьми» могут прийти «мамы» и развести их «по домам».

Могут сказать, конечно, что не у всякого взрослого хватит терпения и доброй воли, чтобы построить свое общение с ребенком подобным образом, ведь гораздо проще прикрикнуть и пригрозить. Увы, да, к сожалению.

Но не следует забывать: использование тактики поощрений — наказаний зачастую требует не меньших (если не больших) хлопот, усилий и затрат времени, чем тактика понимания и организации деятельности ребенка.
К тому же не всякое самое простое средство воспитания является и самым хорошим.

Практика воспитания, основанная на использовании всякого рода поощрений и наказаний, когда ребенок только объект воспитания, неизбежно терпит крах в главном — она не воспитывает подлинную личность.

Не следует думать, что включение ребенка в диалог возможно лишь в игровой деятельности. Любая совместная деятельность ребенка и взрослого (игровая, трудовая, художественная и пр.) может стать таким диалогом.

В ситуации с подростком прежде всего нужно найти и вызвать такое позитивное побуждение ребенка, такую его деятельность, в которую легче всего может быть включено «неприятное» требование. Для одного мальчика это может быть одобрение родителей, для другого — самоутверждение, для третьего — желание соответствовать определенному образцу, идеалу и т. д.

Так, например, если у ребенка ярко выражен мотив самоутверждения, то задание можно подать как трудное дело, требующее умений, ловкости и выносливости, как ответственное дело, которое к тому же не всякому подростку можно доверять. Эта тонкая, почти неуловимая смысловая коррекция требования, если она проведена по всем правилам, может оказаться вполне достаточной для добровольного принятия ребенком требования взрослого.

Как тут не вспомнить, что при помощи именно такой смысловой коррекции Том Сойер превратил неприятное требование в ответственное поручение и совершил настоящее чудо: в летний субботний вечер мальчики просили его как об одолжении разрешить им побелить забор и отдавали за это все свои «сокровища». Важно отметить, что результатом такой смысловой коррекции были не только побеленные в три слоя «тридцать ярдов деревянного забора в девять футов вышины», но и подлинное удовольствие, полученное мальчиками от работы.

Как мы видим, требование, вызывающее внутренние мотивы ребенка, делает излишними искусственные внешние побуждения (наказания и поощрения), и выполняется как бы само собой.

В материале использовалась книга «Монолог… или диалог? (Закономерности развития и формирование побуждений детей в семье). Авторы – Бибрих Р.Р., Орлов А.Б.

Семейный психолог Екатерина Васильченко

Ещё:

Метки: , ,