В этом интервью высказано беспокойство явлением, которому я посвятила свою первую книгу. С удовольствием делюсь им со своими читателями.

В последние годы растёт число людей с нетрадиционными сексуальными предпочтениями. Становится всё больше гомосексуалистов, бисексуалов и педофилов. Уже в школе нормой стали групповой секс, свинг-отношения и гомосексуализм. С чем связаны такие тенденции, спросим у преподавателя спецкурса «Психология информационной безопасности» Ларисы Винниковой. Continue reading

Итак, ШКОЛА… Нынешняя школа представляет собой место, где ребенок испытывает повышенную психоэмоциональную нагрузку и фрустрацию. Он должен сидеть ровно, должен внимательно слушать учителя, должен получать хорошие оценки, должен уметь не вестись на провокации одноклассников, должен уметь достойно выходить из конфликтных ситуаций, должен беспрекословно выполнять требования взрослых… Должен-должен-должен. Но возникает вопрос – а может ли все это делать обычный, среднестатистический ребенок? Continue reading

Источник активности ребенка, как и всякого человека, лежит в его потребностях. А что нужно ребенку?

Психологи выявили и описали базисные потребности, которые появляются на свет вместе с ребенком.

Детям от природы свойственно стремление к самосохранению, познанию, общению, росту и развитию, положительной самооценке, наконец, к свободе и самоопределению.

Потребности превращаются в мотивы, или побудители поведения. Continue reading

Акцент на использовании наказания и поощрения в процессе воспитания — это акцент на манипулировании ребенком, его побуждениями и поведением.

Манипулирование ребенком («Что тут думать! Если не слушается, то надо просто пригрозить или наобещать!») порождает значительные трудности в деле воспитания. Continue reading

Ситуация поощрения — это такая ситуация, в которой на ребенка действуют разные по своему знаку (как положительные, так и отрицательные) побуждения.

Например, мальчик очень хочет пойти поиграть в мяч со своими товарищами, но сначала он должен разучить заданные на дом скучные гаммы. Continue reading

…Молодые родители с мальчиком лет 4-5 едут в купе поезда дальнего следования. Родители заняты обычными для пассажиров делами: папа поглощен чтением детектива, мама с увлечением обсуждает с соседкой по купе сюжет последнего многосерийного телефильма, а мальчик… Он сменил уже несколько занятий.

Первое время ребенок с явным интересом следил за быстро меняющейся картиной за окном, безуспешно пытаясь привлечь внимание родителей к наиболее интересному: «Мама, смотри, какая лошадка!», «Папа, а вон какая речка и пароходик!» и т. д. Родители, однако, были слишком заняты своими делами и почти не реагировали на его высказывания.

Постепенно интерес ребенка к происходящему за окном угас, он отвернулся от окна и начал играть с предметами, лежащими на столике купе. Пачка печенья превратилась в автобус, который двинулся в путь, лавируя между «большими домами» — бутылками и стаканами. Однако юному «водителю» явно не хватало опыта: один из стаканов со звоном покатился по столику и едва не упал на пол. Это привлекло внимание матери: «Немедленно прекрати, ты же здесь все перебьешь!»

Мальчик послушно прекратил игру, а мать вернулась к прерванной беседе с попутчицей. Некоторое время ребенок ищет, чем бы заняться: он щелкает выключателем ночника, вертит регулятор громкости радио. Внезапно купе наполняется громкими звуками музыки. Родители отрываются от своих дел. «Перестань баловаться!» — восклицает мать, а отец, на секунду оторвавшись от книги, укоризненно смотрит на сына. «Хочешь конфету?» — спрашивает попутчица. Мальчик берет конфету, но есть что-то не очень хочется, ему скучно. Он встает и подходит к двери. «Не смей выходить в коридор!» — строго приказывает мать. Ребенок останавливается и начинает играть с дверью.

Дверь захлопывается, и он оказывается в коридоре. Мать сразу замечает это. «Какой несносный мальчишка,— жалуется она,— ни минуты покоя!» С трудом открыв дверь, она пускается в погоню за бегущим по коридору сыном. Догнав, хватает за руку и ведет расплакавшегося малыша назад в купе…

Досаду матери легко понять: мальчик как будто нарочно мешал родителям, игнорируя все их замечания и придумывая все новые и новые проказы. Многим из нас приходилось испытывать чувство досады на ребенка в подобных ситуациях. Конечно, часть родителей встанет на позицию ребенка: все его действия вполне естественны — ему хочется заняться чем-то интересным, поговорить с родителями, поиграть и т. д.

Казалось бы, правы обе стороны, и, тем не менее, конфликт между ребенком и родителями налицо. И сколько же подобных случаев случается изо дня в день!

Основная причина конфликтов состоит в том, что родители не пытаются понять желания и интересы ребенка, его потребности и мотивы и не умеют правильно воздействовать на них.

Отсутствие необходимых знаний в области психологии и педагогики детских побуждений, а также недооценка этих знаний неизбежно приводят к грубым педагогическим просчетам. Такие ошибки (потакание всем прихотям и капризам ребенка или, наоборот, постоянное ограничение любых детских желаний; предоставление детям полной свободы или, напротив, ограничение всякой детской самостоятельности; стремление добиться послушания ребенка благодаря наградам и поощрениям или, напротив, использование исключительно угроз и наказаний и т. п.) совершаются родителями, разумеется, не по злому умыслу.

Всегда ли мы понимаем, что стоит за активностью ребенка — теми или иными его действиями, высказываниями, иногда капризами?

Прочитать »

Далеко не всегда нам, взрослым, удается увидеть за нежеланием ребенка подчиняться нашим указаниям проявление инициативы и самостоятельности.

Так, в приведенном примере действия ребенка, который самостоятельно находит себе то одно занятие, то другое, воспринимаются родителями сначала как помеха, затем как капризы и, наконец, как баловство и прямой вызов их родительскому авторитету.

Ребенок может научить взрослого трем вещам: радоваться без всякой причины, всегда находить себе занятие и настаивать на своем.

Активность ребенка в процессе воспитания имеет две четко выраженные противоположные направленности. С одной стороны, она часто оказывает неоценимую услугу взрослым, ребенок сам делает то, что от него хотят, в этих случаях он в известном смысле слова воспитывается и обучается сам. Здесь деятельность ребенка внутренне мотивирована самим своим содержанием, и функции взрослого сводятся к тому, чтобы регулировать и направлять активность ребенка, например предоставляя ему соответствующий (игровой, учебный, художественный и т.п.) материал.

С другой стороны, гораздо чаще встречаются случаи, когда активность ребенка становится настоящей преградой на пути обучающих и воспитывающих воздействий взрослых: ребенок делает не то, чего хочет взрослый, а что-то другое, часто совсем противоположное. Содержание деятельности его не привлекает, и перед взрослым встает задача направлять и стимулировать извне деятельность ребенка, используя тактику поощрений и наказаний.

Ситуации наказания — это такие психологические ситуации, в которых ребенок оказывается как бы между двумя отрицательными мотивами.

С одной стороны, он не хочет выполнять действия, требуемые от него взрослым, а с другой — он стремится избежать возможного наказания.

Действие двух отрицательных мотивов, между которыми оказывается ребенок в ситуации наказания, приводит к возникновению у него стремления освободиться, выйти из этой ситуации.

Варианты ухода могут быть самыми разными, но в любом случае взрослый оказывается вынужденным как-то предотвратить выход ребенка за пределы ситуации наказания. Вот почему необходимым элементом ситуации наказания являются так называемые психологические барьеры.

Наиболее простой разновидностью барьеров такого рода являются физические преграды. Ребенка могут, например, закрыть в комнате до тех пор, пока он не уберет игрушки или не выучит уроки. Однако барьеры могут быть и собственно психологическими. Эти барьеры основаны на реальной и многосторонней зависимости ребенка от взрослых. Так, когда ребенка ставят в угол, он может стоять там даже в отсутствие взрослого, несмотря на то, что никакие видимые физические преграды не удерживают его от бегства.

Барьеры отделяют ребенка от привычного окружения, в том числе и от самого взрослого, как любимого, родного и близкого человека. Помимо того, в ситуации наказания ребенок несвободен, он вынужден делать то, что требует от него взрослый. В данном случае ребенок просто выбирает наименьшее из двух зол.

Действия ребенка, направленные на преодоление барьера, могут быть как непроизвольными, плохо осознаваемыми, в большей или меньшей степени аффективными, так и произвольными, обдуманными. Так, например, ребенок, запертый в комнате, может кричать, плакать, колотить руками и ногами в дверь и стены, но он может сделать и преднамеренную попытку разжалобить взрослого.

Все действия ребенка в этой ситуации в поисках того или иного выхода из нее можно рассматривать как борьбу ребенка со взрослым. Так, в борьбе против требований взрослого ребенок может как произвольно, так и непроизвольно создавать искусственные «объективные» трудности, оправдывающие его отказ выполнять задания взрослого. У младших школьников, например, пропадают тетради, ломаются или перестают писать авторучки и т. п. Иногда в качестве таких «объективных» препятствий выступают усталость, головная боль и даже болезнь.

Деятельность ребенка в этой ситуации всегда является одновременно борьбой против взрослого и бегством от него, так как ребенок может выйти из конфликта, лишь преодолев барьер, приняв наказание или выполнив требование. Выход из такой ситуации наказания может быть связан с ее разрушением. В состоянии острого аффекта ребенок полностью теряет контроль над своим поведением, которое становится импульсивным, разрушающим: ребенок может ударить мать, разбить любимую чашку, разорвать книжку и т. а. Вслед за аффективным взрывом обычно наступает угнетенное состояние, депрессивный спад, сопровождающийся отрицательными эмоциональными переживаниями горя, одиночества и вины.

Предлагаю к прочтению интересную статью ПОЧЕМУ ИЗ ДОБРЫХ ДЕТЕЙ ВЫРАСТАЮТ ЗЛЫЕ ВЗРОСЛЫЕ?

Выбор взрослым тактики наказания неизбежно ставит и ребенка и взрослого в такую ситуацию, общение в которой всегда имеет отрицательные психологические последствия. Увеличиваются отчужденность, взаимонепонимание, между ребенком и взрослым, диалог между, ними становится невозможным. Поведение ребенка в этих ситуациях формирует жестокость, которая может стать привычной и деформировать характер не только ребенка, но до некоторой степени и окружающих его взрослых.

Психологический анализ тактики наказаний, применяемой взрослым при утрате подлинного взаимопонимания, диалога с ребенком, убедительно показывает ее полную педагогическую несостоятельность. Ни одна из воспитательных целей не может быть достигнута путем наказаний.

Конечно, отрицательные мотивы не являются единственными побуждениями, используемыми взрослым.
«Общение» ребенка и взрослого в ситуации поощрения мы рассмотрим в следующей статье.

В материале использовалась книга “Монолог… или диалог? (Закономерности развития и формирование побуждений детей в семье). Авторы – Бибрих Р.Р., Орлов А.Б.

Семейный психолог Екатерина Васильченко

Для вас время развода – это время мучительного агонизирования. Одновременно вы должны быть сильными и поддержать детей. Это нелегкая задача.

Но детям необходимо сказать, что происходит и, в зависимости от возраста, почему. Continue reading

Учимся общаться. Я-сообщение.

Когда вы говорите о своих чувствах ребенку, то говорите от ПЕРВОГО ЛИЦА: О СЕБЕ, О СВОЕМ переживании, а не о НЁМ, не о ЕГО поведении.
Высказывания такого рода психологи назвали «Я‑сообщениями». Continue reading

Каждый адекватный родитель прекрасно понимает, что орать на детей —это не метод воспитания. И всё же порой мы срываемся и кричим, ругаемся, топаем ногами и орём.

Потом стыдимся, жалеем ребёнка, виним себя, пытаемся как-то сгладить этот момент, ищем себе оправдания. «Ну просто я так устал, а тут…», «Ну просто это было моё любимое платье!», «Ну просто он меня иначе не слушался!» Continue reading