Женская логика – это предмет исследования, который нельзя ни с чем сравнить. В традиционной логике есть определенные правила. Женская логика чурается всякой предопределенности и может быть названа “непринужденной” логикой. С точки зрения мужчины, понять ее невозможно, хотя почувствовать ее силу довелось многим.

Принцип неопределенности – один из стержневых принципов женского мышления. Проявлением этого принципа могуть быть такие высказывания, как “я согласна, но при условии…”, “да, но…”, “возможно, конечно, только вот…”.

Апофеозом служит выражение “ну, я не знаю…”. Мужское “может быть” значительно ближе к форме отказа. В женском “может быть”, напротив, заложено обещание очень многого… И ничто другое не может заставить женщину разочароваться в мужчине, чем тот факт, когда после ее отказа мужчина прекращает всякие попытки добиться согласия. Для женщины такой мужчина – совершенно конченый человек. Женское “может быть” – это игривое, кокетливое и многообещающее “да”.

Женщина предпочитает не принимать решения сама, а стремится подтолкнуть мужчину к его принятию и к действиям, желательным для нее. Вся ответственность при этом возлагается на мужчину, и при любом исходе женщина в выигрыше. Побуждение мужчины к действию очень хорошо просматривается в “женских” песнях.

Не теряй же минут дорогих,

Назначай поскорее свиданье,

И учти, что немало других

На меня обращают внимание.

Первый две строки содержат не только указание, но и срочность его исполнения, а заключительные представляют собой нажим в виде скрытой угрозы.

В основе женской логики лежит ее неожиданность. Неожиданные повороты в развитии темы – наиболее частые приёмы в женском доказательстве. Женщина способна резко сменить тему, бросив, например, такую неожиданную фразу: “Тебе лишь бы поговорить” или “А! Тебя ничто не интересует!”

Суть данного приёма заключается в том, чтобы сделать предметом обсуждения личные качества мужчины. Разумеется, подобный поворот совершается не для того, чтобы похвалить его, а с той целью, чтобы любое дело перевести в персональное. Далее следует возложение личной ответственности и спрос за конкретное деяние, затем, как правило, – обобщение, после чего обвиняемый уже становится ответственным практически за все несчастья. Новый уход в сторону – и предмет обсуждения уже иной: несчастная женская доля и загубленна молодость.

Он: Ну что ты, всё упрёки да упрёки…

Она: Я что, не могу слова сказать? Я что, всё должна терпеть? Я в этом доме вообще лишена права голоса! Человек я или не человек?!

Переводя спорный вопрос в область эмоций, женщина получает значительное преимущество, благодаря тому, что обладает значительно большим, чем мужчина, запасом эмоций.

Домысливание – ещё один неотразимый женский довод. Его невозможно опровергнуть, ведь нельзя опровергнуть то, чего не было. “Ну-ну… – говорит женщина, – я могу закончить твою мысль”; “Что же ты замолчал, говори до конца…” А формулировка “Догадываюсь, куда ты клонишь…” абсолютно неотразима.

– Милый, как я сегодня выгляжу?

– Нормально, как всегда…

– Тебе же всё равно, ты даже не посмотрел на меня…

В описанной ситуации можно до бесконечности спорить “посмотрела – не посмотрел”. Событие произошло, доказать ничего нельзя, однако обвинение брошено. Чувство вины вызвано.

“Танец умирающего лебедя” – самая простая и потому самая распространённая форма женского упрекающего поведения. Она включает молчание, пониженный, как на похоронах, тон; обиженное выражение лица, замедленные движения и т.п. Всё это предполагает возникновение у мужчины комплекса вины. “Ну что я такого сделал?” – спрашивает он. Если этот вопрос прозвучал, женщина от бессловесных упрёков переходит к словесным. Но когда мужчина ещё “не созрел”, то вступает в действие приём “Танец с саблями”. Он характеризуется резкими движениями, порывистыми жестами – и всё при полном молчании – женщина демонстративно не замечает мужчину. Это – открытая форма войны. Но есть ещё и “холодная война”. Доминирующей позой в фазе “холодной войны” является “мраморная статуя” – тот же “умирающий лебедь”, только не танцующий, а как бы замороженный: никаких движений, никаких звуков, только замерший взгляд, устремлённый в одну точку.

В женском арсенале не счесть угроз. Но не прав будет тот, кто считает, что своими угрозами женщина стремится кого-то испугать. Все они имеют прагматическое значение. Женщина и угрозой стремится “перевоспитать”, добиться торжества справедливости (в её, разумеется, понимании). Поэтому, даже если вы убеждены в том, что женская угроза никогда не будет исполнена, относиться к ней несерьёзно ни в коем случае нельзя! Тогда она может быть исполнена просто “из принципа”.

Подвести итоги нам помогут знаменитые умы прошлого.

“Те, кто хвалит женщин, знает их недостаточно. Те, кто их ругает, не знает вообще” (Г. Пиго-Лебрен).

А вот мнение великого Льва Толстого: “Женщина – это такой предмет, что, сколько ни изучай её, всё будет совершенно новое”.

Из книги Шейнова В.П. “Психология манипулирования”

А теперь улыбнитесь!

Семейный психолог Екатерина Васильченко

Ещё:

Женская логика Октябрь 11, 2017 Е. Васильченко